«Назад в будущее 2»: Как угодить зрителю с продолжением

Студия Universal не ожидала, что «Назад в будущее» превратится в настоящий хит проката: фильм Роберта Земекиса стал самым кассовым в 1985 году не только в США, но и в мире. Картина заодно развеяла миф о провальной прокатной судьбе фильмов о путешествиях во времени. Кроме того, пример Майкла Джея Фокса показал, что телевизионные актеры могут сниматься в художественных фильмах — раньше о таком и подумать не могли.

4 февраля 1986 года президент США Рональд Рейган цитировал фильм: «Там, куда мы отправляемся, нам не нужны дороги». В этот момент решилась судьба сиквела. Продюсер Фрэнк Маршалл обзавелся акциями студии Universal, а продюсер Стивен Спилберг поддержал Бобов — Земекиса (режиссера) и Гейла (сценариста): «Если вы считаете, что можете снять сиквел, то снимайте. Но если вы решите оставить все как есть, это тоже прекрасно».

Впрочем, Бобы очень быстро почувствовали давление. Студия намекнула, что намерена продолжать картину с ними или без них. Земекис колебался. Он проигрывал в любом случае: или отдавал свое детище в чужие руки или же снимал наспех слепленный проект. «У зрителей сложные отношения с сиквелами, — говорит режиссер. — С одной стороны они хотят видеть такой же фильм, но чтоб он как-то отличался. Однако больших различий быть тоже не должно, а то зрители расстроятся. Угодить с продолжением всем невозможно».

Земекис считал сиквелы полной противоположностью обычных фильмов. Он прекрасно понимал, что для студии это не вопрос искусства, а вопрос денег. Дело затруднялось еще тем, что у Бобов не было сюжета для продолжения. Более того. Боб Гейл подписался на работу со сценарием экранизации комикса Marvel «Доктор Стрэндж» (он тогда превратился в долгострой и умер), а Боб Земекис готовился снимать «Кто подставил кролика Роджера», предложенный ему Спилбергом.

Президент Universal Сид Шейнберг хоть и давил на Бобов, но был готов дать им карт-бланш — если бы сиквел заработал хотя бы половину кассы оригинала, он все равно стал бы хитом для студии.

Оба Боба согласились, но с одним условием: если вернутся Майкл Дж. Фокс и Кристофер Ллойд. Если бы актеры отказались, Земекис и Гейл оставили бы сиквел на произвол студии. К счастью, актеры в итоге согласились сниматься дальше, и Бобы начали придумывать, как продолжить историю Марти и Дока. Шейнберг сумел заключить контракты с Фоксом и Ллойдом с учетом их участия и в третьей части, так, на всякий случай.

Когда Universal выпустила «Назад в будущее» на видео 22 мая 1986 года в конце фильма появилась фраза: «Продолжение следует».

«Самые успешные сиквелы — те, в которых протагонист не меняется и остается прежним, как Индиана Джонс или Джеймс Бонд, — считает Земекис. — Они просто отправляются в другое путешествие, а главная веселуха в фильмах такого рода принадлежит злодеям. Бэтмен сражается с разными злодеями, но Бэтмен все тот же парень. Здесь все получается, потому что к финалу протагонист не меняется, а в сиквеле просто сталкивается с новой проблемой. Нельзя снять продолжение „Форреста Гампа“, потому что в финале он изменился. Его не переделать».

Пока Земекис работал над «Кроликом Роджером», куда он частично привел команду первой части «Назад в будущее», начались звонки актерам. Кто еще готов вернуться в сиквеле? Лиа Томпсон — да. Том Уилсон — да. Криспин Гловер? Нет. Почему? О, что случилось с этим парнем до сих пор непонятно. У всех разные версии.

Согласно Гловеру, Бобы нехотя вели переговоры с его агентом, памятуя стычку на площадке первого фильма. Особенно ему не понравился финал, которого он не видел, подписываясь на роль отца Марти МакФлая (сценарий был не совсем готов, когда картину запускали в производство). «У Криспина были проблемы с гардеробом в финальной сцене, — вспоминает Боб Гейл. — Он хотел, чтобы Джордж выглядел богемно и был похож на эксцентричного преподавателя колледжа. Если посмотреть на обложку книги его романа, то по фотографии будет понятно, как видел себя Криспин. Но такой имидж оставил бы Джорджа таким же нердом в глазах зрителей. Пришлось бы прописывать дополнительные диалоги. Мы хотели донести свое видение визуально — так появилась рубашка-поло, солнечные очки и теннисная ракетка. Криспин же пришел на площадку в предпочитаемом им костюме, устроил опрос съемочной группы, получил отрицательный ответ от большинства, но заставить его вести себя нормально было очень трудно».

Скажем так: Криспин Гловер оказался эксцентричным парнем и трудным в работе, но очень хорошим актером. Кроме того, он затребовал гонорар в размере 1 миллиона долларов, на что студия пойти ну никак не могла. Поэтому роль Джорджа в сиквеле была значительно сокращена.

Первый драфт сценария был очень похож на то, что мы сейчас видим на экране. Док и Марти отправляются в 2015-й, Бифф крадет спортивный альманах, настоящее изменяется, и нашим героям нужно все исправлять. Отличия крылись в третьем акте. Вместо возвращения в 1955-й, Бифф решал, что было бы клёво посмотреть на 1960-е и передавал альманах самому себе в 1967 году. Далее приключения развивались в это время. Джордж МакФлай, университетский преподаватель, читал лекции в Беркли, а потому отсутствовал большую часть сценария. Лоррейн хипповала.

«Мы с Бобом решили набросать историю вокруг уже имеющихся актеров, — вспоминает Гейл. — Поскольку Криспин отказался сниматься, но Леа и Том согласились, мы решили создать альтернативную Биффужасную историю в 1985 году, в которой Джордж стал эпитафией на могильном камне».

Сценарий Земекису, который в то время вовсю работал над «Кроликом Роджером», понравился. Однако режиссер подумал, что упускает отличную возможность и предложил продолжить историю. Так, Бобы решили свернуть в парадоксально ином, но знакомом направлении. Земекис предложил Гейлу использовать путешествие во времени на полную катушку и вернуть персонажей в первый фильм, но посмотреть на это под другим углом.

Второй драфт сценария носил название «Парадокс». В нем было 165 страниц, начало было примерно таким же, а во втором акте герои возвращались в первый фильм. Третий акт представлял ряд новых персонажей, а Док Браун случайно переносился из 1955-го на Дикий Запад, где у него появлялась возлюбленная, учительница Клара Клейтон. Нового антагониста звали Буффорд Таннен по кличке «Черный Бифф» — он был своего рода предком персонажа Тома Уилсона из оригинала.

Концепция Бобу Гейлу нравилась, но вот исполнение казалось неудачным, да и действие неслось слишком быстро. Что самое важное, в жизни Марти появлялось столько новых персонажей, что без сокращений было не обойтись. В процессе работы над сценарием, Гейл понял, что, по сути, написал историю для двух фильмов.

Боб позвонил Земекису, который наводил последние штрихи на «Роджера» в Лондоне, и сообщил свои опасения. Сценарист практически вредил своей же работе, сокращая текст там, где это не требовалось, серьезно нарушая сюжет. Бобы пришли к мысли, что тему с Диким Западом надо проработать лучше. В результате сценарий раздулся до 220 страниц.

Но «Парадоксу» не суждено было увидеть свет. Гейл в какой-то момент осознал, что студия может и не дать «зеленый свет» более чем трехчасовому фильму. В качестве упреждающего маневра, сценарист начал внедрять Земекису и съемочной группе идею о производстве двух продолжений. «Поначалу Шейнберг сопротивлялся, но сейчас это отрицает, — рассказывает Боб Гейл. — И тогда я попросил директора картины Джоан Брэдшоу рассчитать бюджет новой длинной версии и двух фильмов. Вскоре я получил цифры: 50 миллионов долларов за один фильм и 70 миллионов за два».

Это сейчас кажется, что это очень средние бюджеты, но в то время тратить подобные суммы на фильмы в Голливуде не любили. Первый фильм серии «Назад в будущее» обошелся почти в 19 миллионов. Для сравнения, можно взять пятый и шестой эпизоды «Звёздных войн» и получится, что их бюджеты равнялись «Парадоксу». Сиквел оказался бы в компании таких дорогостоящих картин, как «Супермен» 1978-го ($55 млн) и «Кто подставил кролика Роджера» 1988-го ($70 млн.). Разумеется, продолжение «Будущего» было одним из самых ожидаемых проектов того времени, но гарантировать окупаемость и прибыль Голливуд никогда не брался.

Ситуацию спас Стивен Спилберг. Он взял расчеты и пришел в офис Сида Шейнберга. Разве у Фокса и Ллойда не подписаны контракты на два продолжения? А Лиа Томпсон и Том Уилсон не будут рады еще раз поработать с Бобами? Если второй фильм будет успешен, то разве не лишним будет иметь в загашнике уже готовый третий? Хорошо, ситуация с Гловером непонятная, но ее можно разрулить по мере поступления проблем. Спилберг предложил работать параллельно над двумя картинами, чтобы монтаж третьей части завершился к тому моменту, когда вторая оказалась бы в кинотеатрах. Шейнберг увидел кассовый потенциал и согласился.

К моменту когда «Парадокс» решили разделить на два фильма, наступил январь 1989-го. Актерский состав и съемочная группа была на низком старте, но никто не догадывался, что предстоящая работа продлится гораздо дольше и будет куда более выматывающей, нежели они того ожидали.

Тест-просмотры второго фильма трилогии прошли неплохо, но зрители явно не горели тем же энтузиазмом, что и после показа первой части. Что еще хуже, критики приняли картину со смешанными чувствами.

Джин Сискел, ведущий вместе с Роджером Эбертом программу на телевидении, писал в Chicago Tribune: «Продолжение получилось удивительно гнетущим, скоропалительным, шумным экшн-фильмом, кишащим гаджетами, но при полном отсутствии эмоций, присущих оригинальному фильму». Сискел считает возвращение в пятидесятые единственным изобретательным элементом. «Молодежи понравятся футуристические гаджеты вроде летающих досок и автоматически завязывающихся кроссовок. Но в финале сиквел оставляет нас в подвешенном состоянии, обещая развитие истории на Диком Западе».

Коллега Сискела, Роджер Эберт, принял «Назад в будущее 2» оптимистичнее, поставив три звезды из четырех, но все равно журит авторов. «Вторая часть, несмотря на все свое безумие, лишена подлинности оригинала. История в картине 1985 года была по-настоящему с душой: если бы МакФлай не перенесся в 1955-й и не познакомил своих родителей, он бы не появился на свет. Путешествие во времени в том фильме включало в себя столкновение со своими родителями-подростками. Продолжение, по большей части — фиглярство и пошловатые шутки. На этом уровне получается забавно».

Гэри Томпсон из Philadelphia Daily News считает, что фильм по количеству визуальных эффектов и интересных гаджетов обгоняет все остальные ленты, но с оригиналом ему не сравниться. «Вторая часть подменяет изобретательность рассказчика изобретательностью технологической, и в результате имеем развлекательную, но пустую картину».

Джанет Маслин из New York Times защищает фильм и пишет, с каким удовольствием она следила за сюжетными перипетиями. «Назад в будущее“ заслуживало шанса на возвращение, особенно под веселым, развлекательным и расчетливым руководством мистера Земекиса и мистера Гейла. Их новый фильм — не типичный сиквел. Это как первая часть в квадрате».

Агрегатор рецензий «Гнилые помидоры» выдает сиквелу 61% одобрения. Этого достаточно, чтобы фильм был «свежим», но это не 96% первой части. К слову, третий фильм заработал 73% положительных рецензий. По большому счету, «Назад в будущее 2» пострадало от синдрома «второго фильма трилогии». Он великолепно смотрится в компании с первым и третьим, но сам по себе был немного потерянным.

Боб Гейл выдержал серьезную битву с отделом маркетинга Universal. «Мне хотелось, чтобы зрители, покупая билет на сиквел, знали, что их ждет еще и третий фильм, — говорит сценарист. — Том Поллок, глава маркетингового отдела, считал, что вторая часть должна смотреться сама по себе, хотя он прекрасно знал, что это не так. Я прекрасно помню, как расстроился в финале „Империи“, когда Хана Соло закатали в карбонит. Я понятия не имел, что будет еще один фильм, ни до, ни после просмотра». Но свою битву он проиграл - студия не собиралась объявлять зрителям, что их ожидает третья часть до начала сеанса сиквела.

Но что же Роберт Земекис? «Я не обращал внимания на рецензии, — признается режиссер. — Во-первых, я все еще работал над третьей частью, когда вышла вторая. У меня попросту не было времени. Во-вторых, я знаю вот что: продолжение к картине такого масштаба абсолютно непрошибаемо для критиков. И критики это знают, так что можно себе представить, как они кидаются какашками. Они ненавидят сиквелы, но мы все равно продолжаем их снимать».

После трилогии «Назад в будущее» Роберт Земекис не снял ни единого продолжения к своим фильмам.

При написании материала использованы фрагменты книги Касина Гейнса We Don’t Need Roads: The Making of the Back to the Future trilogy («Нам не нужны дороги: Создание трилогии «Назад в будущее»). Недавно книга вышла на русском языке под названием «Назад в будущее. История создания».

Оцените статью: 0/10 1 из 0
Автор: Admin
Дата:27.10.2015,18:58

Рекомендуем посмотреть

Комментарии к фильму

Если вы желаете оставить комментарий – вам не обходимо зарегистрироваться или войти на сайт под своим логином.